1 февраля. Зелёный дождь Елены Черкасовой

В Тульской духовной семинарии открылась выставка живописных работ московской православной художницы Елены Черкасовой, организованная епархиальным культурно-просветительским центром «Фавор».

Семинаристы, помогавшие сотрудникам «Фавора» оформлять выставку, с интересом рассматривали картины и делились впечатлениями. Некоторые недоумевали: «Что это? Ученические работы? Или неудавшиеся попытки написать икону? Почему дождь зелёный? Почему картины исписаны церковнославянскими текстами? И причём здесь «Песнь Песней»? Странные картины…»

Руководитель центра «Фавор» Марина Александровна Михалёва, говоря студентам об особом, совершенно уникальном стиле Елены Черкасовой, сравнила её работы с проповедями протоиерея Андрея Ткачёва: не вписываясь в привычные каноны, они столь же современны и несут в себе такой же заряд горячей веры Христовой.

Неожиданно точку в спорах поставил отец Олег, заведующий сектором заочного обучения. Долго вглядываясь то в одну, то в другую картину, он тихо произнес: «Это – шедевры…»

Работы Елены Черкасовой широко известны и признаны в России и за рубежом. Художница не смогла приехать на открытие семинарской выставки, так как в это же самое время открывалась её большая персональная выставка в Италии. В Европе с её творчеством хорошо знакомы, причём галеристы рассказывают, что, посмотрев работы Черкасовой, европейцы начинают интересоваться, где можно найти православный храм. Очевидно, её творчество помогает пусть даже не осознать, а на каком-то подсознательном уровне ощутить сам дух православия – и потянуться к нему.

Выставки Елены Черкасовой проходили в Храме Христа Спасителя и в Московской духовной академии, причём академия приобрела несколько её полотен.

Определения жанру её картин ещё не придумано. Есть здесь что-то от рисунков первых христиан, от ранневизантийского искусства, от народного творчества, от примитивизма начала 20-го века. Некоторые исследователи видят здесь связь с фаюмским портретом. Но какие бы традиции не впитало творчество Елены Черкасовой, по сути своей оно самобытно и неповторимо.

Елена родилась в 1959 году в интеллигентной московской семье. С юности увлекалась живописью, театром, участвовала в выставках столичных художников-авангардистов, многие её работы имели успех. Но ни в «андеграундном», ни в официозном искусстве своего пути она не нашла.

На каком-то этапе, резко изменив жизнь, Елена пришла в храм. Вот что рассказывает о том времени московский священник, настоятель храма Святой Троицы в Хохлах Алексий Уминский: «Когда мы познакомились, мы были людьми совершенно другого круга. Мы были этакой московской богемой. Лена была художником, актрисой, поэтессой… Но когда наступило время задуматься о жизни, о самом главном, о вере, Лена пришла в Церковь… Она бросила живопись, начала шить облачения священникам, пела на клиросе. Тогда же начала вписывать в богослужебные книги тексты утраченных страниц – отсюда, я думаю, в ее картинах такое место уделено слову, тексту».

К живописи Елена возвращается только через 12 лет. За годы молчания она находит свой собственный художественный язык и возможность говорить на нём о Боге, о вере. Теперь всё внимание художницы сосредоточено на библейских, житийных, литургических сюжетах. Это настоящее исповедание христианской веры в зримых образах. Она вместе со своим искусством целиком находится внутри церковной православной жизни, и кажется, что все её персонажи живут в той древности, когда еще не сформировался канон и никаких готовых решений нет – их приходится искать.

Точно следуя за текстом Священного Писания, Елена отводит себе скромную роль иллюстратора. Но при этом каждая работа полна глубокого символического смысла. Например, «Рождество и бегство в Египет». Два этих События происходят в одном времени и одном пространстве, там, где времени нет, – в Вечности.

А вот – «Апостол Павел в Ефесе». Его лик на чёрном фоне в окружении множества человеческих лиц, каждое из которых повёрнуто в профиль и наделено собственным выражением. Одни лица обращены к апостолу – с любопытством, с интересом, с надеждой; другие – друг к другу, третьи устремлены к Артемиде – посвящённый ей языческий храм находился в Ефесе; есть в этой «толпе» и лицо скептика, не принимающего никакой стороны. В небольшой записке, сопровождающей работу, художница замечает: «По замыслу эта картина также и о художниках, которым приходится выбирать источник вдохновения – привычную жизнь или Истину».

Удивительная работа – «Евангелие о Закхее». Здесь вместе с текстом представлено всё житие бывшего начальника мытарей и будущего апостола от 70-ти, первого епископа Кесарии Палестинской. Вот он залез на смоковницу, чтобы увидеть Христа, и Господь говорит ему «Закхей! Сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме» (Лк.19,5) . И вот уже половину имения своего Закхей раздаёт нищим.

А вот «Буря в Генисаретском озере». Бушующая стихия, охваченные паникой ученики, устремившие взоры ко Христу, – и спокойно дремлющий на корме Спаситель: «И вот, сделалось великое волнение на море, так что лодка покрывалась волнами, а Он спал. Тогда ученики Его, подойдя к Нему, разбудили Его и сказали: Господи! спаси нас, погибаем. И говорит им: что вы так боязливы, маловерные? Потом, встав, запретил ветрам и морю, и сделалась Великая тишина» (Мф.8, 23-27).

Пожалуй, «великая тишина» – общая атмосфера картин Елены Черкасовой. Что бы ни совершалось в мире, над ним царит «великая тишина» Божьей благодати. Тишина может изливаться зелёным благодатным дождём.

«Дождь в Троицын день» – удивительно радостная работа, такая же радостная, как «Ноев ковчег», где люди и животные с надеждой ждут вести от выпущенного на волю голубя.

«Письма к Олимпиаде» – это две фигуры: святителя Иоанна Златоуста в нижнем левом углу и его духовной дочери диакониссы Олимпиаде – в правом верхнем. А все пространство между ними – письма, письма, письма… Он писал ей, находясь в изгнании, с тревогой и заботой о вверенной ему душе: «Хочу излечить рану твоего уныния и рассеять мысли, собирающие это облако скорби. Что, в самом деле, смущает твой дух, почему ты печалишься и скорбишь? Потому что сурова и мрачна эта буря, которой подверглись Церкви? Потому что все превратила она в безлунную ночь и день ото дня все более усиливается, причиняя тяжкие кораблекрушения? Потому что растет гибель вселенной? Знаю это и я, да и никто не будет прекословить этому…»

Живописные работы сопровождают размещённые в витринах книги из фондов семинарского Церковно-археологического кабинета: Священное Писание, жития святых, изображённых на картинах. Здесь представлены и современные книги, и старинные издания, среди которых – «Жития святых, чтенных Православной Церковью, составленные Преосвященным Филаретом (Гумилевским), архиепископом Черниговским», изданное в Санкт-Петербурге в 1892 году.

Полотно с названием «222 китайских новомученика» – посвящение православным китайцам, замученным и убитым летом 1900 года участниками так называемого «боксерского восстания» в Пекине. Восставшие провозгласили своей целью борьбу с иностранным влиянием в стране и в качестве одного из лозунгов выдвинув войну с христианской Церковью и обращенными в христианство китайцами.

«Архидиакон Стефан», «Медведь батюшки Серафима», «Дидрахма», «Мать Мария (Скобцова)», «Царевич Димитрий», «Святое семейство»… Описывать словами произведения живописи – дело неблагодарное. Работы Елены Черкасовой надо смотреть, в них надо вглядываться, возвращаясь снова и снова – и каждый раз открывая что-то ранее не замеченное, не понятое.

Мы ждём вас!

Выставка будет открыта до конца месяца, каждый день с 10.00 до 18.00.

Марина Горчакова

Фото Сергей Макшанов

2017-10-05T16:17:35+00:00