20 декабря. «Священник должен уметь слушать»

В Тульской духовной семинарии состоялась встреча с настоятелем храма во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского, старшим хирургом городской клинической больницы  скорой медицинской помощи имени Д. Я. Ваныкина иереем Валерием Золотухиным. Встреча была посвящена теме «Христианское понимание здоровья».

Будучи священником и врачом одновременно, отец Валерий в беседе с семинаристами не раз подчеркивал тесную, порой неразделимую связь между медицинской и пастырской деятельностью. Во многом определила его дальнейший путь первая клиническая практика.

«Когда я учился на втором курсе Ивановской государственной медицинской академии, мы проходили практику по педиатрии в больнице, где находились оставленные родителями дети с тяжёлыми генетическими, в большинстве своём неизлечимыми заболеваниями, – рассказывает отец Валерий. – Двери боксов были стеклянные, чтобы медперсонал мог видеть состояние пациентов. Врач-педиатр, руководившая практикой, привела нас в бокс к ребёнку с большой головой на маленьком слабеньком тельце, который всё время кричал, и задала нам вопрос: «Как вы считаете, какие чувства у него есть?» Студенты сразу поставили диагноз: гидроцефалия, он был очевиден, и стали высказывать предположения – слух, зрение, обоняние? Преподавательница сказала: «Ни слуха, ни обоняния, ни осязания у него сейчас нет. У него есть только одно чувство – боль, страшная, нескончаемая головная боль. И помочь мы ему ничем не можем.  Проживёт он максимум полтора года». Вы представляете – приходить каждый день на работу, видеть ребёнка, который умирает на твоих глазах, кричит, не переставая, – и которому ты не можешь помочь?.. У нашей преподавательницы критерий был такой: сможет студент подойти к тяжелобольному ребёнку, имеющему ужасный вид, взять его на руки – будет врачом. Смогли только трое, я оказался в их числе. Именно эта женщина дала мне настоящий урок  милосердия и любви, это была первая истинная христианка, которую я повстречал на своём жизненном пути».

Для доктора Золотухина — иерея Валерия —  больной человек – это тот человек, который в первую очередь нуждается в духовной помощи – в молитве священника и близких, в исповеди, причастии. Очень важно для больного и внимание, участие врача.  Отец Валерий привёл слова знаменитого терапевта 19-го века Сергея Петровича Боткина, отца Евгения Боткина, лейб-медика  семьи царя-страстотерпца Николая II: «Если пациенту после беседы с доктором не стало хотя бы чуть-чуть легче, надо задуматься, может ли этот человек быть доктором».

«Диагноз на девяносто процентов можно поставить только из беседы пациента с доктором, – говорит отец Валерий. – Святитель Лука даже в старости, будучи слепым, немощным, ни разу не ошибся в диагнозе, потому что беседовал с пациентом, внимательно слушал его.

Надо уметь слушать не только пациентов, но и своих близких, детей, прихожан – всех. Наша беда в том, что мы разучились слушать. Сейчас и священники постоянно спешат. А человек приходит в храм большей частью потому, что не находит понимания дома, его не слышат близкие, и храм для него – последняя надежда. И вы, готовясь стать священниками, в первую очередь научитесь слушать. Бабушка ли пришла преклонных лет, наркоман ли – посади рядом с собой и слушай, о чем он говорит. Даже час, даже полтора. Пусть он, на твой взгляд, говорит полнейший бред, но у него болит об этом сердце…»

Священники нужны не только в храме, но и в больнице, и в доме престарелых, – считает отец Валерий, десять лет окормляющий дом престарелых в посёлке Первомайском Щекинского района. С горечью делится он своими наблюдениями: «С некоторых пор я очень не люблю восьмое число каждого месяца. В этот день старикам в интернате выдают пенсию. И тут же появляются «заботливые» родственники, забирают эти пенсии и спокойно уезжают на месяц. В прошлом году мне посчастливилось исповедовать перед смертью одного старика. Он попросил позвать священника, я пришёл, и передо мной оказался уникальный человек. Он прошёл всю войну, первый  въехал на танке на берлинскую площадь; награждён орденами, медалями. И вот он один, всеми забытый.  «У меня есть сын, – говорит старик, – он очень хороший, он мне пишет регулярно. Хотите, я даже письмо его дам почитать». В письме – несколько ничего не значащих строк, а конверт датирован… 2003 годом. Тринадцать лет уже сын отцу не пишет. И когда этот старик умер, я приехал туда. Приехал и сын – бывший военный, подтянутый, румяный. «Ну что, помер отец? Царствие ему Небесное, спасибо, батюшка, что приезжали», – и ничто, похоже, у него в душе не дрогнуло.

Храм во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского на территории Ваныкинской больницы существует с 2012 года. «За это время много возникало самых неожиданных ситуаций, – рассказывает настоятель. – Например, прибегают родственники умирающего человека, находящегося без сознания, просят: «Придите, батюшка, сделайте что-нибудь!» А что можно сделать, если он без сознания? Ни причащать, ни  соборовать его нельзя. Священника хотят видеть иллюзионистом – чтобы он пришёл, что-то такое сделал – и все ушли довольные. Между тем самое лучшее, что могут родственники сделать для такого человека, это собраться в храме и помолиться о нём с любовью.

Совсем другое дело, когда у человека – искреннее желание исповедаться, причаститься перед смертью. Например, у пациента травма, несовместимая с жизнь, проживёт час – полтора, зовёт священника. Надеваешь подрясник, епитрахиль, поручи – только бы успеть! И успеваешь. Вот эти минуты последнего общения с умирающим человеком я называю для себя «подарок Божий». Иногда такие горячие, проникновенные исповеди выслушиваешь перед смертью, что думаешь: «Господи, а я-то так смогу?».  Помните, когда умирал Пушкин, от него вышел священник со слезами, с благоговением: «Я хотел бы умирать так же. Так же горячо исповедаться, как исповедался этот великий человек!»

Если вас будут приглашать к умирающему человеку, бегите. Бросайте все дела. И ни в коем случае не отказывайте никому. Может быть, пришёл человек, вам внешне неприятный, может быть, похожий на бомжа, но если он просит, бегите сломя голову, возможно, в его душе – нераскаянный грех, с которым он не хочет уходить. Это великий подарок Бога – исповедовать и причащать умирающего человека. Я часто вспоминаю своё общение с протоиереем Михаилом Ординым – батюшкой, которого так любили прихожане Всехсвятского собора. Мне довелось быть рядом с ним в последние дни его жизни, и это мне очень многое дало в духовном плане».

…»Дух, душа, тело…» На эту тему много написано, многим известен труд святителя Луки с таким названием. Иерей Валерий привёл классическое сравнение нашего тела с ослом, которого постоянно нужно кормить, поить, всячески ублажать, – и заметил, что не надо превращать всю свою жизнь в служение «ослу». В связи с этим он привёл такой пример: «Был у нас прооперирован мужчина, операция сложная – поступил он с аппендицитом, с перитонитом. Прошёл год, и вдруг доктора, который его оперировал, вызывают в суд. Все удивились, не могли понять, в чём проблема. Оказывается, причиной судебного иска стал шов, который не эстетично выглядит и тем самым морально травмирует нашего бывшего пациента. Хирург недоумевал: «А как же я должен был прооперировать? Я же не филиппинский хилер!» Это разбирательство длилось два с половиной года, человек последовательно обращался в суды разного уровня, от районного до российского. Конечно же, врача не признали виновным, но сколько драгоценного времени было потеряно!»

За годы врачебной и пастырской деятельности отец Валерий пришёл к выводу, что по отношению к болезни людей условно можно разделить на три группы: одни чётко осознают, что они болеют, и направляют все свои силы на исцеление; другие обвиняют в своих недугах окружающих и обстоятельства. Третьи  замыкаются в своей болезни, не видят выхода и готовы совершить самоубийство. Это – самое страшное. И снова – пример из жизни: «У пациента прооперировали рак. Операция прошла прекрасно, прогнозы –положительные, живи да радуйся. Однако, увидев в выписке диагноз «рак», человек пришёл в отчаяние. Поднялся на второй этаж и прыгнул головой вниз. Здесь возникает непростой вопрос: а всегда ли человек готов услышать правду? Но правду говорить надо, и вам, будущим священникам, надо её говорить всегда. Не бывает лжи «во спасение».

Люди боятся рака, а меду тем рак – это, как правило, ещё несколько лет жизни, когда человек может покаяться,  примириться с Богом и с окружающими. За болезнь надо в первую очередь благодарить Бога, потому что она заставляет задуматься, как и для чего ты живёшь, что за свою жизнь сделал хорошего или плохо. Болезнь даёт возможность исправить то, что накопилось в душе, простить обиды.

Задача пастыря – помочь человеку повернутся к Богу. Святой праведный Иоанн Кронштадтский говорил, что священник в первую очередь нужен для того, чтобы молиться за свою паству, молиться за людей, и молиться сердечно. Когда отец Иоанн был уже в преклонном возрасте и не мог  произносить долгие проповеди, он выходил на амвон, становился на колени и обращался к народу: «Люди, не уходите из Церкви». И для нас сегодня актуальны эти слова».

В завершение встречи иерей Валерий Золотухин ответил на многочисленные вопросы студентов и гостей семинарии.

Марина Горчакова

Фото Сергея Макшанова

2017-12-21T20:42:47+00:00