8 февраля. Он жив, потому что у Бога все живы

2 февраля 2017 года был сороковой день со дня гибели пассажиров самолета Ту-154, потерпевшего катастрофу над Чёрным морем. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла во всех храмах Русской Православной Церкви совершалось молитвенное поминовение погибших. О жертвах авиакатастрофы скорбит вся страна, а туляки скорбят особенно: среди пассажиров этого рейса был участник ансамбля песни и пляски Российской армии имени А. В. Александрова туляк Алексей Мокриков. Как певец он воспитывался и возрастал в тульском храме в честь великомученика Димитрия Солунского, пел на клиросе в Успенском кафедральном соборе. Своими воспоминаниями об Алексее делится регент хора Успенского кафедрального собора, преподаватель Тульской духовной семинарии ОЛЬГА ЕВГЕНЬЕВНА БОБРОВНИКОВА.

Я часто видела Алексея в соборе ещё задолго до того, как он пришёл в наш хор. Тогда он просто бывал на службах, частенько забегал на клирос к девчонкам, среди которых были его одноклассницы – они дружили, вместе шли домой после всенощной или литургии. А по-настоящему мы познакомились позже.

Очень хорошо мне запомнился день 18 ноября 2013 года – память святителя Тихона, Патриарха Всероссийского. Я тогда только приехала с сессии из Москвы, из Свято-Тихоновского университета, он мне позвонил и сказал: «Оля, возьми меня в свой хор. Я могу петь любым голосом, устав знаю». Мы договорились о встрече.

Лёша тогда учился в колледже искусств имени Даргомыжского, на 3-м курсе вокального отделения, у знаменитого педагога Веры Игоревны Мишиной. Подготовка у него была отличная: музыкой занимался с 6 лет, а уже в 14 пришёл петь в храм – запала в душу благодать богослужения, молитвенного пения. Сначала пел в храме великомученика Димитрия Солунского, потом – в Князь-Владимирском, часто ездил в Колюпаново, в Свято-Казанский женский монастырь, помогал матушке Евфросинии. Про храм великомученика Димитрия Солунского Лёша говорил так: «Это дом, в котором я родился…»

И вот он пришёл в наш хор, в слаженный, дружный коллектив, и уже был знаком со всеми нашими певчими. У него были очень яркие способности, Господь наградил его талантом – он жил музыкой. Он про себя всегда так говорил: «Я музыкант, я певец, и моя жизнь может быть связана только с музыкой».

С приходом Лёши репертуар нашего хора обогатился. Особенно вспоминается мне Великий пост 2013 года, мы выучили тогда замечательные произведения: «С нами Бог» архиепископа Ионафана (Елецких), «Господи сил, с нами буди» А. А. Архангельского… Особенно запомнилась работа над произведением «Душе моя» (кондак Великого канона) современного композитора монахини Иулиании (Денисовой). Это была Лёшина инициатива. Если бы он не предложил, я бы выбрала что-то более простое. Но он так уговаривал, что невозможно было отказаться. Он мне и ноты, и запись прислал. И как же он обрадовался, когда я согласилась!

Его заветной мечтой было выучить произведения Николая Дилецкого, композитора XVII века. Я знала, что он просил об этом нескольких регентов, приносил им ноты, но никто не взялся – или не заинтересовались, или считали, что это сложно в исполнении. Меня ему тоже довольно долго пришлось уговаривать, и когда я, наконец, согласилась после вечерней службы задержаться и поучить произведения Дилецкого, Лёша пришёл в восторг. Всё это было как будто вчера.

…И вот началась наша работа над такими песнопениями, как «Единородный Сыне», «Трисвятое», «Сугубая ектения», и как же все были рады, когда эти произведения были исполнены за богослужением! Мы в то время часто ездили с Владыкой по приходам, и если мы куда-то ехали, Лёша всегда спрашивал: «Дилецкого споём?». А я ему отвечала: «Конечно, споем!»

В день памяти новомучеников и исповедников Российских настоятель Спасского храма отец Виктор Тишкин пригласил нас спеть архиерейскую службу, и мы на этом богослужении исполнили «Единородный Сыне» и «Трисвятое» (трио) Николая Дилецкого. Я не слышала, чтобы в тульских храмах исполняли произведения этого автора.

Среди наших поездок по Тульской области, особенно запоминающимися были поездки в Свято-Введенскую Макариевскую Жабынскую Пустынь на освящение храма в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы, которое возглавил епископ Белевский и Алексинский Серафим; храм в честь святых апостолов Петра и Павла, поселка Дубна. Богослужение совершали наш митрополит Алексий Владыка и епископ Серафим, который в тот день отмечал свой День Ангела. Неоднократно мы пели архиерейские службы и в Богородице-Рождественском женском монастыре поселка Горелки, в том числе и освящение домовой церкви в честь Тихвинской иконы Божией Матери.

…Лёша обладал прекрасными душевными качествами, и на первом месте среди них – доброта сердца. Золотыми буквами написать бы слово «ДОБРОТА» рядом с его именем и фамилией! «Надо помочь» – вот был его девиз! И он очень многим помогал, всегда находил на это время, хотя одновременно учился и в музыкальном колледже, и в университете, на факультете психологии, и пел в храме.

В связи с этим мне вспоминается следующее. На Рождество и на Пасху Владыка Алексий всегда посещает реабилитационные, перинатальные центры, больницы, дома ребенка и другие социальные учреждения с тем, чтобы поздравить пациентов с праздником и вручить подарки. Наш хор всегда сопровождает Владыку. Мы поем либо колядки, либо пасхальные песнопения, чтобы создать праздничное настроение тем, кому тяжело, кто болеет, кто лишен родительской ласки. Я помню, Лёша всегда говорил: «С одной стороны – хорошо, что мы приходим в эти учреждения, а с другой – так жалко всех, кто сейчас здесь находится, особенно детей».

Он совершенно был не тщеславный. Мы все знали, что он талантливый, что он может спеть всё, зная его музыкальные способности, хвалили его, говорили: «Лёш, да ты – и не споёшь!» Он отвечал: «Да ладно, я такой, как все. Да что во мне такого выдающегося?» Возмущался, когда его хвалили: «Я обычный, ничего во мне такого нет!» Пресекал всякую похвалу в свой адрес. И это тоже о многом говорит.

Очень яркой, плодотворной была наша совместная певческая деятельность. Помню, как мы выступали с концертом в выставочном зале на Красноармейском проспекте по случаю открытия выставки икон из льна. Исполняли «Всех скорбящих радость» Попова-Платонова и «Величит душа моя Господа» Озерова, «Во Царствии Твоем» Андреева, в которых сольную партию исполняли Алексей Мокриков с Ольгой Дымовой. Также были исполнены «Отче наш» Кедрова-отца, «Ныне отпущаеши» Кастальского, «От юности моея» знаменного распева в обработке Трубачева, стихира русским святым и многое другое.

Ещё одним большим событием в нашей творческой жизни стала работа над записью диска. Отец Виталий, клирик Всехсвятского и Успенского соборов, помог нам с аппаратурой. Сколько было трудов, эмоций, переживаний! Поначалу казалось, что всё будет легко, что запишут нас с первого, в крайнем случае, со второго раза, но на самом деле пришлось потрудиться основательно. Одно произведение мы могли перепевать до десяти раз, чтобы добиться максимально высокого уровня исполнения. В записи диска принимал участие протодиакон Георгий Войнаков – возглашал мирную ектенью и многолетие. В течение двух месяцев мы собирались в колокольне Всехсвятского собора, где проходила запись. Работать было сложно, но интересно. И это общее дело ещё больше сплотило наш коллектив, мы стали по-настоящему родными друг другу, стали как одна большая дружная семья. Радость от всего этого трудно даже описать.

Помню, как мы провожали Лёшу в армию. Собрался весь наш хор, каждый что-то приготовил своими руками, каждый сказал много тёплых слов в его адрес. Я ему тоже сказала слова напутствия и поддержки и подарила небольшую икону Успения Божией Матери, чтобы всегда помнил об Успенском соборе, о нашем хоре, о том, как вместе пели, как дружили. Я, конечно, понимала, что в Тулу он не вернётся, да он и сам говорил, что ему надо в Москву, – там больше возможностей, больше перспектив.

В последний раз мы пели вместе с ним на Литургии 21 июня 2013 года, в День Святого Духа. На этом богослужении мы исполняли песнопения наших любимых композиторов – Дилецкого, Калинникова, Григорьева, Динева и других.

Армейскую службу Лёша проходил в Москве. Его сразу же взяли в знаменитый ансамбль Александрова, и он постоянно ходил на репетиции, выступал на концертах, ездил в командировки. А в остальном всё было как на обычной военной службе – жил в казарме, ходил в армейскую столовую, занимался строевой подготовкой… Он уехал на службу 3-го июля – и уже 7-го мне позвонил. И вообще звонил постоянно, просил молитв, ему там было непросто, так как он оказался совсем в другой обстановке, в другой атмосфере, говорил, что ему тяжело морально.

Как-то, в самом начале службы, он позвонил мне очень расстроенный: «Представляешь, наши в Лужниках выступают, а я не выступаю, у меня формы нет, сшить не успели…»

Я постаралась его успокоить: «Не огорчайся, у тебя впереди ещё столько выступлений! Сошьют форму – и будешь вместе со всеми выступать!»

Потом он участвовал во всех концертах, ездил в командировки – и всегда просил наших молитв, просил, чтобы молились и знавшие его священники – отец Владимир Попков, отец Владимир Патрин, отец Сергий Резухин… И все о нём молились. Все ждали его, передавали поклоны.

Настоятель Успенского собора протоиерей Сергий Резухин очень любил и ценил Лёшу, хотел, чтобы он был протодиаконом.

В какой-то момент Алексей, наверное, не исключал для себя этого пути. Во всяком случае, одно время он думал о поступлении в семинарию и, когда я училась в Свято-Тихоновском университете, говорил: «Ты свои материалы не выбрасывай, может быть, мне пригодятся». Возможно, со временем эти мысли были отодвинуты на второй план его концертной деятельностью.

Когда Лёша приезжал, о. Сергий всегда говорил ему: «Приезжай почаще», – на что он отвечал: «Как Бог даст…»

После армии Алексей остался работать в ансамбле, ездил с выступлениями по всему миру. Он побывал в Италии, Польше, Чехословакии, Китае, на Кубе и во многих других странах. И мы по-прежнему часто созванивались. Звонил он обычно поздно вечером, и разговоры наши длились порой часа по три. Говорили обо всём на свете, всё нам было интересно – мы с ним были одного духа. Нам даже один раз сказали, что мы внешне похожи, как брат и сестра. И он действительно был мне как брат, с ним можно было всем поделиться, он всегда выслушает, посочувствует, посоветует.

Известность на него никак не повлияла – никаких признаков «звёздной болезни» у него не было, хотя он, можно сказать, купался в лучах славы. Есть фотография, где он – в двух шагах от нашего президента. Владимир Владимирович и ансамбль Александрова находились на одной сцене, когда перед началом концерта Путин произносил речь по случаю присоединения Крыма к России.

Находясь в эпицентре столичной жизни, Лёша всегда оставался таким же отзывчивым, готовым в любую минуту прийти на помощь.

Однажды с ансамблем он приехал в Тулу и после выступления на центральной городской площади забежал в наш храм в военной форме. Это было после службы, почти все наши певчие уже разошлись, а потом очень жалели, что не удалось повидаться. Ведь все его так любили, да и невозможно было его не любить, потому что он всегда излучал свет, душа его была открыта ко всему доброму.

Помню, как он пришел в наш храм 3 августа 2016 года, в день памяти блаженного Иоанна Тульского. Он пел за богослужением. А уже после службы мы пошли с ним в кремль, побывали в храме в честь благоверного князя Димитрия Донского и его супруги Евдокии, который находится в колокольне. Лёша был просто в восторге от внешнего и внутреннего убранства храма.

А потом в нашем общении возникла большая пауза. Наверное, Господь готовил к тому, что произойдёт.

Параллельно с работой в ансамбле Александрова Лёша учился на вечернем отделении в Российской академии музыки им. Гнесиных, пел в храме, много ездил, выступал. Он уже обустроил свою жизнь в Москве, получил долгожданную комнату в общежитии в Подмосковье. Всё складывалось как нельзя лучше. И вот…

Когда я узнала о крушении самолёта, увидела в списках его фамилию, не могла поверить. И до сих пор не могу.

Потом, рассматривая произошедшее сквозь призму Вечности, понимаешь, что жизнь человека не заканчивается здесь, на земле, – и это утешает.

На 9-й день, 2 января, в день памяти святого праведного Иоанна Кронштадского в храме великомученика Димитрия Солунского было совершено отпевание новопреставленного воина Алексея. Божественную Литургию и отпевание совершал наш Владыка, митрополит Тульский и Ефремовский Алексий. В своей проповеди он произнес такие слова: «Некоторые говорят, что дети должны жить дольше родителей, а это решать не нам, это знает и решает только Господь…». В конце отпевания все духовенство, хор и народ трижды пропели пасхальный тропарь «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав». А затем Владыка радостно воскликнул: «Христос воскресе!» – и все находящие в храме с восторгом ответили: «Ввоистину воскресе!».

И действительно, на сердце была Пасха, радость от того, что смерти нет, а есть вечная жизнь, жизнь с Богом! И мы все, кто знал Лёшу, молимся и верим, что милосердный Господь простит его прегрешения вольные и невольные и сподобит вечной жизни в Небесных Своих Селениях, где нет болезней, печали и воздыханий, но жизнь бесконечная…

Ольга Бобровникова

Фото автора

2017-10-05T15:37:52+00:00