9 ноября. Колокольня и её сиренщик

В Тульской духовной семинарии открылась выставка «Колокольня и её сиренщик», подготовленная Епархиальным культурно-просветительским центром «Фавор». Выставка посвящена 75-летию обороны Тулы. Первыми её посетителями стали студенты ТулДС.

Смысл названия выставки становится понятным после знакомства с её экспонатами. О каждом из них семинаристам рассказывает директор центра «Фавор», преподаватель ТулДС Марина Александрова Михалёва.

В центре экспозиции – портрет Алексея Смирнова, участника Великой Отечественной войны, защитника Тулы. На фотографиях – осаждённая Тула, центральная улица Коммунаров с возведёнными на ней баррикадами.

…Родился Алексей Григорьевич в 1893 году, упокоился в 1985-м. В самом начале войны по призыву военкомата был направлен в местную службу противовоздушной обороны для оповещения граждан воздушной тревогой с наблюдательного пункта на колокольне Всехсвятского храма. Службу нес до 1945-го года, награждён пятью медалями, в том числе – «За оборону Москвы» и «За доблестный труд».

Документы, письма из семейного архива, награды – всё это передала на выставку его дочь, София Алексеевна Руденко. Поделилась она и своими воспоминаниями об отце: «Когда отца призвали, ему было уже 40 лет. Он носил бороду, и когда пришёл в военкомат, ему сказали: «Отец, ну куда тебе с такой бородой!» – и отправили на колокольню храма Всех Святых служить сиренщиком. Он на этой колокольне мало сказать – жил, сутками оттуда не уходил. Вместе с ним там был офицер (не помню, как его звали). Отец, как увидит самолёт, или когда ему офицер скажет, объявлял: «Граждане, воздушная тревога» – и заводил сирену. Все люди должны были спасаться по подвалам.

Мы жили на улице Коммунаров (ныне Проспект Ленина). У нас во дворе стояла зенитка. И однажды фашисты её вычислили. Только мы вышли со двора – бах! – сарай наш в щепки. А мы целы остались. Это по молитвам старца Сергия Борисова.

Мой отец очень дружил со старцем Сергием. В 1941-м году старец жил в Мясново, и отец туда к нему ездил. Когда фашисты взяли Орёл и начали к нам подходить, мы стали паковать вещи, чтобы бежать. Но Сергий Фёдорович сказал: «Не возьмут немцы Тулу. Никуда не уезжайте». Так мы вещи и распаковали.

Старец моему отцу молитву записал и сам молился о нас. А нам говорил, чтобы на Бога всю надежду имели. Никто в нашей семье во время войны не пострадал, хотя и на железной дороге работали, и в других опасных местах, куда фашисты всё время били.

Отец мой, Алексей Григорьевич, всю жизнь память о старце Сергии хранил, поминал его, Он говорил: «Все мы живы по милости Божией и по молитвам старца Сергия Федоровича».

… А отца медалями наградили. Сам не воевал, но трудился во славу Божию, людей своей сиреной спасал, как мог…»

К старцу Сергию Фёдоровичу Борисову, о котором упоминает София Алексеевна, шли в ту пору за духовным советом многие жители Тулы и других городов.

Когда юный Серёжа Борисов из села Павшино попросил благословить его на монашество преподобного Амвросия Оптинского, тот ответил: «Будешь жить в миру. Будешь старчествовать. Очень ты нужен людям, а еще больше будешь нужен, когда придут времена испытания веры». Всё это сбылось. Похоронен старец Сергий на Всехсвятском кладбище Тулы.

На выставке можно увидеть старенький, потрёпанный чудом уцелевший помянник Сергия Федоровича Борисова. Марина Александровна рассказала, что найден он был в одном из домов посёлка Ленинский, на чердаке, во время разбора старых вещей молодыми хозяевами. Раньше в этом доме жила их верующая бабушка – вероятно, при каких-то обстоятельствах к ней и попала эта потрёпанная книжечка. Среди поминаемых «о упокоении» – имена Феодора и Марфы, родителей старца. Жильцы дома передали свою находку в музей.

А вот ещё один экспонат с удивительной «биографией». Это пожелтевшие от времени листки «Молитвы, читаемой за Литургией в Русской Православной Церкви в дни Отечественной войны 1941 — 1942 гг.», найденные в историческом здании семинарии, в годы войны служившем госпиталем (кто мог предположить тогда, что война продлится до 45-го!).

Студенты ещё долго осматривают выставку, удивляются: всё это было как будто вчера. И в самом деле, всего 75 лет прошло с тех пор. Для человека – целая жизнь, а для истории – всего лишь мгновение.

Марина Горчакова

Фото Сергей Макшанов

2017-10-06T11:12:41+00:00